Главная / Автостоп / За запахом монгольской осени: пастбище

За запахом монгольской осени: пастбище


Предыдущая часть

Хотя Няма ввечеру, укладываясь спать, обещал героически проснуться не позднее 7 утра, встали мы поздно, уже в десятом часу. Хозяйка вскипятила чай, напоила всех и пошла заниматься живностью — доить яков.


Её, на мой взгляд городского жителя, было немало, Местность, куда я ввечеру угодил ночевать — рядом с урочщем Дээд Хусанд, на берегу речки Умнэ-гол, текущей из расположившегося южнее озера Тоолбоо — оказалось пастбищем с длинной историей, еще на карте советских времен это место было обозначено как «3-я бригада».  Сейчас бригад нет,  скот пасут сами для себя, и в широченной долине были видны несколько пастушьих айлов.  Речка уже покрывается льдом, стада добирают последние относительно теплые деньки… На другом ее берегу, поодаль — две юрты, или гэра. Точнее будет сказать, что слева именно монгольский гэр, а справа — казахская юрта. Чуть дальше еще стада.




Юрты топятся почти постоянно. Благо, топлива хватает, несмотря отсутствие лесов: топят аргалом, то бишь сушеным навозом, а этим добром окрестности уделаны чуть менее, чем полностью, только успевай заготавливать. Что не сгорит в печах, на следующий год удобрит траву, которую снова съедят овцы, козы и прочие четвероногие обитатели этих мест.  Круговорот веществ в природе, как он есть…




Стадо Сархыта, и его юрта. Рядом ждет своего времени KIA Нямы…

 
Козы прячутся от ветра под машиной. Видимо, еще с вечера почуяли тепло от двигателя и залезли погреться.


В стаде вперемешку козы и овцы. Из чего-то более крупного только несколько штук ленивых увальней  яков, или, по-местному, сарлыков.

   

Этой козе не повезло, ее присмотрели на мясо и привязали к колышку у юрты, чтобы была под рукой, когда понадобится…


Всех деток Сархыта сосчитать так и не удалось, человек шесть, не меньше.  Уже вполне самостоятельная публика, старший что-то там помогает отцу, те, что помоложе, нянчатся друг с другом.


Честная компания позирует на фоне няминого авто, вокруг которого потихоньку уже начинается суета…

Встав поутру, Няма пошел завести свое авто, с целью поехать назад и попутно забросить меня на дорогу, как и планировалось с вечера. Однако авто ездить было не настроено. Нямя озаботился и полез под него. Сначала грешил на то, что замерз и сел аккумулятор. По такому случаю Сархыт вытащил из юрты солнечную батарею, которую тут же подключили к батарее и стали ждать подзарядки.


Затем Няме пришло в голову, что в картере замерзло масло, и не будет лишним подогреть двигатель снаружи. Сначала мы пробовали нагреть масло газовой горелкой, вытащенной мной из своего рюкзака. Потом Няма решил, что это всё полумеры, и устроил под машиной костер в одном отдельно взятом тазу.


Когда и это не помогло, Няма сходил к соседям и попросил их взять его на буксир и дернуть. Зацепили, и — по долинам и по взгорьям — поехали кататься. Нямина КИА бабахала и стреляла, коптила то синим, то белым, то черным дымом, в общем, всячески показывала, что заводиться она не желает категорически….


Пока Няма катался на прицепе, пытась завестись, у юрт шла своя повседневная работа, в частности, по превращению одной отдельно привязанной козы в мясо и шкуру.


Для непривычного взора рафинированных горожан картинка выглядит шокирующе, но надо понимать, что все это — в порядке вещей для пастбищных обитателей, в Монголии так живут веками, и не думают, что добывать себе пропитание это ужасно и неэстетично.


Тем временем KIA Нямы утащили аж за километр от юрты и оставили прямо там. Через некоторое время Няма пришел с довольно таки разочарованной физиономией и попытался объяснить ситуацию… «Солярка».. «ус»… «хуйтэн»… в общем, этого было достаточно, чтобы понять, что где то в топливной магистрали у него застыла ледяная пробка, отчего поездка к дороге откладывается до лучших времен.

На этом месте я понял окончательно, что ждать дальше нечего, и надо как-то выбираться самому. На мои слова о том, что я, пожалуй, пойду, Няма сделал круглые глаза и попытался напугать меня тем, что до дороги идти аж пять километров. При этом он попутно бормотал что-то про «мотоцикл» и тут же «мотоцикл бяхгуй» («мотоцикла нет»). Ехать на мотоцикле с моим рюкзаком мне что-то не хотелось, я не медведь из цирка Дурова, да и мотоцикл реально был бяхгуй, да Няма не особо и старался его материализовать. Расстались спокойно, правда Няма на прощание еще выдал что-то шепотом про «уучларай», извини, мол…

Делать было нечего,  и уточнив путь, я попрощался с гостеприимными хозяевами, несчастным Нямой, и двинул в указанном направлении. Надо сказать, что как только определилась простая и ясная цель — дотопать до трассы, настроение резко улучшилось. Есть монгольская поговорка: «айлд намар, гэртээ хавар» — дословно: «в гостях чувствуешь себя как осенью, а у себя дома как весной». Хождение по степи под рюкзаком, конечно, не дом, но намного лучше, чем сидение на камушке и ожидание у моря погоды…


В конце концов, ты сам хотел попасть в монгольскую степь, и ты сюда попал! Наслаждайся!


И это действительно было удовольствием, брести по пересеченной местности, поросшей желтой уже травой, перепрыгивать сайры, и наслаждаться пейзажами окрестных гор.


Темная полоска посередине кадра,  над озером, у подножия горы, это и есть та самая дорога Улгий — Ховд.

Озеро Шара-нуур с запада…  Прямо передо мной к нему подошел на водопой табун лошадей, то ли диких, то ли просто пасущихся на свободе. А возле самой воды довелось познакомиться и с коровьим коллективом, тоже пожаловавшим испить водицы.


Вот это озеро, но уже с другой стороны, с точнее, с насыпи автодороги Улгий — Ховд. Глядя отсюда и представляя весь путь снова удивляешься монгольским расстояниям. Глазу тут верить нельзя, особенно если ты здесь впервые: то, что кажется рукой подать, на самом деле может быть на расстоянии часа-двух пути.
Практическим путем выяснилось, что Няма тоже либо страдает погрешностями глазомера, либо намеренно приуменьшил расстояние, которое нужно было пройти от пастбищ до автотрассы. Мне он сказал, что идти тут всего пять километров, на деле оказалось же, что в два с лишним раза больше.

Так или иначе, но на дороге я оказался засветло, и почти сразу уехал на попутном авто. Правда недалеко, до сомона Толбо, в 80 километрах от Улгия. По пути проехали одноименное озеро Толбо, приличных размеров водоем, пожалуй, наиболее доступный из всех озер Западной Монголии. Асфальтированная дорога проходит в нескольких километрах от него…


И почти сразу же заканчивается, перед поворотом на сомон. Дальше идет обычная степная грунтовка, пройденная грейдером, и подготовленная к укладке асфальта. Неподалеку стоит рабочий городок китайских дорожников, которые и строят эту дорогу, входящую в ту самую магистраль с громким именем «Мянган зам».
Другой такой же городок стоит наверху, на перевале напротив горного массива Цамбагарав, и дорога размечена флажками с иероглифами. Но как они строят, не до конца ясно. Спустя почти год, уже в 2017 году дорога возле Толбо оставалась такой же, как на этих фотографиях…


А пока люди ездят вот так: с пылью и ветерком )


Тем не менее, после недолгого ожидания меня подобрала компания казахов-студентов, едущих в Ховд на учебу. Постепенно мы поднимались на перевал, и вид сохнущей желтой степи за окнами менялся на снег и лёд горных дорог, непривычно безжизненные пространства под мерзнущей в небе Луной…


Пассажиры подвозившей меня легковушки, впрочем, не очень обращали внимания на эти стылые пейзажи, развлекаясь по пути разговорами и коллекционной казахской попсой во всю мощь колонок. Экзотическая местность, ночь, неистовое руление по пересеченной местности, колдобины и гремящее в ушах «Мария Макдалена — ох-ох-ох.. Ай-яй-яй чик-чик-чик чип-чип-чип аха… Мария Макдалена аруым!» в конце концов стали восприниматься как сюрреалистический аттракцион.  Я даже не поленился и нашел эту дивную песню в пучине интернета, и теперь чтобы пережить те же ощущения, мне достаточно включить запись, взглянуть на фото и — я снова где-то в ночи, между Улгием и Ховдом…


До Ховда по такой дороге мы тарахтели 5, 5 часов. В темноте весь этот щебень и грунтовые дороги сикось-накось давали полное ощущение, что мы катаемся по дну огромного карьера стройматериалов. Приехали уже поздним вечером, было темно и не до художеств, потому снимков прибытия нет. Я пошел искать какую нибудь гостиницу, ибо после такой езды и пешей прогулки желания выбираться на окраину и в темноте искать место, где поставить палатку не было совершенно.  Гостиница нашлась быстро, но какое-то время торговались с администраторшей гостиницы насчет цены за номер. Я жопотом чувствовал, что двухместная фанза, в которую та хочет вселить меня за какие то 45 тыс. тугриков (курс 1:36) не стоит тех денег. Бабка упиралась.
Торговаться на чужом языке всегда забавно, и дело дошло уже до рисования на бумажке рисунков кровати и графического изображения нравственных категорий…. и тогда бабка сдалась. Забрала коробку с ключами от номеров и потащила меня на третий этаж, где в этот поздний час сидела, судя по бумагам, бухгалтер всей этой конторы. Бабка-администраторша пересказала ей суть постигшего их несчастья, бухгалтерша задумалась. Несчастье ждало решения, стоя у дверей. В итоге сошлись на том, что 30 тысяч это все, что они могут для меня сделать. Спорить мне уже надоело, я махнул рукой и пошел в выделенный номер…  И наступила ночь.


Подписывайтесь на наш канал в Telegram и читайте новости из мира самостоятельных путешественников, бекпекеров, автостопщиков.


Это тоже интересно

Хлебни немножечко хуйцаа

После появления безвизового режима с Монголией вдруг появилось немереное количество «экспертов» по этой стране. Обычно …