Главная / Города и страны / Азия / К христианским святыням Сирии

К христианским святыням Сирии

Немногие в курсе, что страдающая сегодня от военных действий Сирия — страна, богатая не только мусульманскими, но и христианскими достопримечательностями. Впрочем, достопримечательности только для редких сегодня туристов.

Для всех прочих Сирия — место древнейших христианских святынь, таких, как место обращения надменного фарисея Савла в двадцати с лишним километрах к юго-западу от Дамаска … место крещения — будущего апостола Павла и дом крестившего его Аанании, монастырь, где подвизался св. Симеон Столпник, пещера, в которой обитала св. Фекла или — на местном наречии — св.Такла…

Однако это только самые известные персоны их истории веры, к которым при ближайшем рассмотрении прибавляются еще десятки и сотни других, местночтимых, без которых, однако не было бы и самого христианства. Кстати, среди историков есть мнение, что и само слово «христианство» появилось именно здесь, на сирийской земле.

Упустить шанс побывать в этих местах, увидеть их своими глазами, прикоснуться к камням, которых касались христианские святые, подышать тем же воздухом, быть расплавленным тем же солнцем и пройти по той же выжженой степи, что и они — было никак нельзя. И вот она, Сирия…

Самым известным и популярным местом, своеобразным центром сирийского христианства считаются селения Сайедная и Маалюля, и их окрестности… Некоторые люди считают, что дата основания Саеднайи относится еще к ветхозаветным временам. По одной из местных легенд, еще сам Ной посадил первые виноградники в Саеднайе.

Итальянский монах Франческо Суриано, хорошо известный на Востоке, также заявлял, что Ной построил свой ковчег в долинах Барзех и Саеднайя. История поселения знает захоронения относящиеся к 187 году до н.э., когда Саеднайя, тогда еще под названием Данаба, была центром провинции. В первом веке нашей эры христианство достигло города, который, после того, как византийская монархия приняла христианскую веру, начал отсчитывать свой Золотой век (продолжительностью около 170 лет) как центр епископата.

Примерно в это время название Данаба изменено на Саеднайя, что означает «охота». Некоторые источники, правда, утверждают, что арамейское слова «Саеднайя» означает «Богоматерь».

Карта Сирии

«…и был ему глас девицы из туристского информационного бюро на ул. 29 мая: «Иди по улице Саруджа и придешь ты к площади Биляль, о путник. Спроси на площади Биляль, еще аль-Заблатани именуемой — «О люди, где ж тут автобусы к селению Саеднайя?» И услышат тебя люди, и если поймут, то ответят».
И встал он утром, и пошел он по улице Саруджа, и пришел на площади Биляль, и нашел там автобус к селению Саеднайя, и заплатил возничему 25 лир и поехал»
….

Пути от Дамаска до Саеднайи оказалось всего ничего, минут 20-30 на маршрутке по окрестным горным ущельям. Маалюля расположена подальше, километрах в 50 км, притом, автобусы туда идут по шоссе на Халеб, не через Саеднайю (хотя имеется и асфальтовая дорога, связывающее эти два селения).

Автобус петляет по ущелью, затем начинает подниматься в гору, и наконец, останавливается возле широкой каменной лестницы. Местные водители давно изучили интерес иностранцев, и знают, где кого высаживать. Хватаем рюкзаки и шагаем вслед за несколькими местными жителями по лестнице вверх. Несколько десятков метров, и площадка с туристскими автобусами, над которыми поднимается песчаного цвета крепость самого известного местного монастыря — Богоматери Сайеднайской

Местная легенда рассказывает, что когда византийский император Юстиниан I повел свое войско на персов, он прошел через Сирию и разбил лагерь в окрестностях этого места. Византийская армия сильно страдала от нехватки воды в этом районе. И тут Юстиниан из лагеря увидел лань, пробегавшую мимо, и бросился преследовать ее до вершины скалистого холма, где та упала, измученная погоней. Затем лань встала и подошла к источнику с кристально-чистой водой. Только Юстиниан приготовился убить свою добычу, как та внезапно обратилась в фигуру Пресвятой Богородицы, сияющую эфирным светом.

Она протянула руку, сказав: «Нет, ты не можешь меня убить, Юстиниан, но ты должен построить церковь для меня на этом самом холме». Богородица внушила Юстиниану образ церкви, которую ему следует построить. Этот образ, как говорят, была добросовестно претворен в сооружениях монастыря Богоматери в Саеднайе аж в 547 году.

Внутрь монастыря можно попасть как на лифте, скрытом внутри четырехугольной колокольни, или подняться по лестницам к узкому и невысокому входу. Его размерам есть свои резоны: во-первых, воспоминания о временах, когда окрестности были полны шалых людей, всегда готовых поживиться в монастырских закромах, во-вторых, всякий входящий внутрь волей-неволей совершает земной поклон. Следом за мной, через вход, кряхтя, протискиваются тетушки в солнечных очках и панамах, увешанные фотоаппаратурой — группа европейских туристов — и тут же стукаются затылком о низкий потолок…

В нескольких шагах от входа — двери церкви, из-за которых слышно пение — идет служба. Сдуру пытаемся вломиться внутрь с рюкзаком, но стоящие внутри монахини жестами показывают, что котомки лучше оставить снаружи. Ни малейшего намека на такое знакомое и ожидаемое «научились бы сначала вести себя в церкви, перед тем, как приходить»… Рюкзаки оседают на лавке снаружи…

Входим и сразу в глаза бросаются отличия: иконы, написанные в той же технике и канонах, что и в российском православии, но — с арабскими обозначениями… Богослужение ведется тоже на арабском, прихожане при этом сидят, и только в определенных местах поднимаются со скамеек или встают на колени. «Свечной киоск» не существует как факт: свечи лежат свободно на отдельном столике, можно оставить деньги в пожертвование и взять свечей, сколько потребуется, никто за этим не следит. Свечи не такие, как в России: из белой массы, непохожей на воск, короткие и раза в три толще привычных,

Монастырь удивительно либерален. По нему можно бродить абсолютно везде, за исключением, разве, келий насельниц, гулять по переходам и лестницам, отдыхать в тени маленького дворика — здесь весьма прохладно даже в жару. Можно забраться на самую крышу, на смотровую площадку, и затихнуть перед открывшейся панорамой окрестностей, с дымкой Дамаска на юге, и вершинами гор — уже ливанских, к западу. Сидеть на скамейке и глядеть на сухую и желтую пустыню, на песчаные здания селения, на зелень полей и деревьев, и отчаянно синее небо с пылающей пуговицей Солнца, укрывающее всю эту благодать. А рюкзаки ваши все это время стоят там, где вы их бросили, никто к ним и не подумает притронуться — для Сирии это норма, умноженная на два за счет монастырских стен… Если ваше сидение в монастыре затянется, или просто появится желание побыть тут подольше, вам отведут отдельную келью, невзирая на ваш пол…

Обычно паломники, помимо богослужений, стремятся к монастырю Богоматери Сайеднайской, чтобы поклониться чтимой иконе Пресвятой Богородицы, по преданию, написаной евангелистом Лукой, или по одной из версий, списку с такой иконы. Хранится она в небольшой комнате, освещенной только свечами и множеством лампад. Перед тем, как войти, по местной традиции принято разуться… Икона находится в нише восточной стены, покрытой серебряной сеткой. Называется она по своему арамейскому имени «Шахура» или «Шагура», означающему «известная, прославленная».

Над нишей с иконой — множество серебряных и золотых монет, цепочек и крестов, пожертвованных разными паломниками в надежде на исцеление или в благодарность за него: в поклонение к иконе особо стремятся бездетные пары, причем, не только христиане, но и мусульмане. Рядом с ними — вырезанные из тонкого металла… руки, ноги, какие то непонятные фигуры, в которых с трудом можно опознать части человеческого тела: их тоже оставляют тут в надежде на исцеление или, наоборот, в знак состоявшегося чуда…

Возле иконы постоянно находится монахиня, она не только присматривает за иконой и за порядком в комнате, но и готовит для паломников пакетики с ватой, пропитанной маслом от иконы, смешанным с миром от иконы, поджигает свечи от горящей перед ней лампады и тут же гасит… свечи и масло от чудотворной иконы расходятся не только по всей Сирии, но и по всему миру. Денег за это не просят, любой паломник получит и масло, и свечи бесплатно. Кто может, оставляет пожертвования, и заметно, что поток сирийских фунтов в монастырскую казну не слабеет.

Есть в храме и другие почитаемые иконы, утверждают, что некоторые из них написаны в V-VII веках… Монастырские летописи сообщают множество историй о чудесах, произошедших в монастыре, в том числе, и об исцелениях множества больных паломников благодаря иконе Пресвятой Богородицы.

Из монастырского буклета о Саеднайе:
(вольный перевод)

«Саедная — уникальный город, туристский и исторический объект, привлекающий гостей из всех стран мира благодаря своим известным историческим реликвиям и великолепному природному ландшафту. Саеднайский монастырь находится к северу от Дамаска на горном хребте Каламун, ранее известном как «гора Санир», высотой около 1500 метров над уровнем моря, с видом на обширную равнину. Зима в Саеднайе холодная, с частыми снегопадами, лето умеренное.

Реликвии, обнаруженные в городе и его окрестностях, знакомят гостей с увлекательным отблеском прошлых цивилизаций. Инструменты каменного века найдены в гроте Курнет Джирра. Тут можно увидеть много других пещер и гротов, наибольший интерес для посетителей представляют те, что находятся на холме монастыря, а также пещеры Мар Саба, Сент-Джордж, Херувимы грот, Сент-Томас, Умм-Аль Бзайзат, и Курнет Джирра. Арамейские реликвии: археологические находки и научные документы говорят исследователям, что Саеднайя раньше называлась «Данаба», и что тут были арамейские, греческие и арабские поселения. Диалект современных жителей Саеднайи до сих пор хранит следы арамейского языка, и некоторые географические названия сохранили свое арамейское происхождение. Например, Хусбнайя, Шаматба, Ноуйя и Рбата. Некоторые арамейские древности можно увидеть и сейчас, например, такие как «Рас аль Амууд» («верхняя часть колонны»), саркофаги, храм бога Данаба, в святини Мар-Саба, пещеру Святого Иоанна и множество различных гротов.

Греческие реликвии:Язычники-греки оккупировали город к концу 4-го века до н.э., и поселились там почти на четыре столетия. Греческое влияние на цивилизацию Сайданайский монастырь, дух, культура и язык были сохранены даже после падения греческого правления и роста римского владычества в регионе. Древности, оставленные греками в странах, которые они занимали, не уничтожило ни время, ни разрушения. Греческие завоеватели не изменили название Саеднайи. Вдали от разрушений, они восстановили части города уничтоженные во времена персидского владычества, а также восстановили храм Данаба, чтобы сделать его своим собственным Храмом Солнца. Под храмом греки выкопали в скале пещеру, которая теперь называется пещера идолов, где они устроили кладбище для священников храма, подобно христианской практике хоронить священников возле и под церквями. Пещера Идолов содержит в общей сложности 26 могил, высечена в скалистой плите и оформлена изображениями идолов и гравюрами. Каждая гробница покрыта каменной плитой установленной на уровне земли, так что вся гробница находится на едином уровне. Статуи и гравюры выше двери пещеры отмечают это место и указывают на храм, который был возведен на вершине пещеры.

8 сентября, в Рождество Богородицы гости со всего мира совершают паломничество в Сайеднайский монастырь Божьей Матери.  Неподалеку от него находится монастырь святого Томаса, один из самых больших и красиво расположеных остатков римского монастыря на севере Сайеднайи, на расстоянии около 2 км. Для того чтобы попасть в монастырь, нужно подняться по труднодоступному горному рельефу, но сделавший это будет щедро вознагражден захватывающим видом с места монастыря, где можно увидеть старое кладбище и несколько монашеских землянок-пещер. Сохранились некоторые из внешних стен, в дополнение к лестнице вырезанной в скале. На стенах церкви видны изображения и греческие надписи. Широкие пещеры, выкопанные в твердой породе, с колоннами, выходами и платформами, как полагают, были предназначены для погребения. Они около 18 метров в длину и 6 метров, с потолком высотой почти 3 метра. Эти пещеры когда то принадлежали совету старших монахов, содержащих их книжные шкафы и ковры, и поэтому называются «Пещера Конгрегации». Другая пещера рядом называется «Пещера пресса» потому, что в ней когда то выжимали виноградный сок.

Кроме них в Саеднайе: церковь Айя Софии, одна из старейших и самых известных церквей во всей Сирии. У церкви было много имен, среди которых «Церкви множества» или «Церковь всех святых», как об этом упоминает английский священник Анри Маундрелл, побывавший тут в 1697 году; о том свидетельствуют изображения на алтаре пророка Элиаса в «церкви Множества». Историк / поэт Исса Хазар, который был тут раньше Маундрелла на несколько сотен лет, заявил, что его название было «София». Примерно 125 лет спустя, Барский и британский писатель-путешественник Ричард Покок поддерживает заявление Хазара. Самое популярное имя Церкви — и то, которое остается до сегодняшнего дня — это Айя Софии. Церковь в Сайеднае названа в честь св. Софии, христианской мученицы.

Церковь Св. Петра, один из сохранившихся римских остатков Саеднайи, напоминает укрепленную башню или квадратную крепость. Эта церковь была ранее названа в честь святых Петра и Павла, и называлась как «Спиральная Церковь», поскольку ее внутренняя лестница построена в виде спирали, ведущей на крышу. Здание является одним из старейших храмов в Сайеднае, сохранившихся с языческих времен. Дверь была первоначально высокой и широкой. Когда здание было превращено в церковь, большая часть дверного проема была заблокирована большой каменной плитой, в которой была вырезана небольшая дверь. Обычай делать в Церкви небольшие и низкие двери пришла во времена, когда захватчики один за другим прошли через этот регион. Для предотвращения въезда в церковь верхом на лошади, ранние христиане использовали простую хитрость: минимальный размер двери.

Святыня Мар-Саба, по мнению некоторых историков, первоначально языческий храм. Часовня святого Иоанна, в 0,5 км к западу от монастыря Божией Матери. Документы показывают, что это старейшая часовня в Сайеднайе, была построена на развалинах языческого храма во времена правления императора Юстиниана 1. Монастырь Св.Георгия, содержит изображение Георгия, убивающего дракона.

Хотя св. Георгий был христианским мучеником, он также почитаем мусульманами, которые называют его «Ходр». Специальные торжества в честь святого Георгия происходят в каждый День мучеников, 6 мая, когда жители Сайеднайи идут помолиться в часовне Св. Георгия, а затем возвращаются в праздничном шествии-карнавале, в котором всадник, представляющий Святого Георгия, угрожает дракону.

Монастырь Херувимов. «Херувимы», то есть ангелы, это слово, полученных от арамейского. Монастырь находится на самой вершине восточного хребта Каламун, на высоте 2000 метров над уровнем моря, в 7 км извилистым горным дорогам от Сайеднайи. Монастырь Херувимов был основан в 3 веке в результате преследований язычниками христиан, и был разрушен в 16-м веке, но впоследствии восстановлен игуменьей Сайеднайского монастыря Богоматери Екатериной Абу Хайдера. Шихаб ад-Дин аль-Омари, в своей книге о достопримечательностях Билад-Аль-Чайн, описывает чудесный вид из Монастыря Херувимов в направлении долины Бекаа, на одной стороне и плодородных Гоута со стороны Дамаска на другой.

Мар-Элиас — святилище пророка Илии замечательно панорамным пейзажем, включающим Дамаск и его плодородные сады Гхутаа также гору Касьюн. Святилище состоит из трех основных частей: небольшого природного грота с отдельным входом, малых византийских храмов, заполненных иконами, основного святилища, где сейчас исполняются религиозные ритуалы, и Божественная Литургия в каждую первую пятницу месяца. Монастырь св. Христофора, расположенный на дороге между перекрестком Maarra и монастырем фруктового сада на скалистом плато, состоит из церкви и двора с фруктовым садом. Скальные пещеры и три колодца с водой, окружены каменными стенами. Монастырь св. Христофора упоминается в сирийской рукописи, хранящейся в Ватиканском казначейсте. Праздник Святого Христофора, покровителя путешественников, отмечается тут 9 мая. Церковь Святого Николая находится на восточном входе в старый город, между церковью Св. Петра и церковью Преображения Господня. Эта небольшие отчасти разрушенные древние стены были упомянуты английским писателем Джоном Мадоксом в своей книге о путешествии в 1834 году, как содержащие 3 изображения, два — показывающие двух ангелов, поднимающих верных на Небеса из плена демонов, третье — изображающие историю Творения.
Спасо-Преображенский монастырь, расположен в северной части старого города на холмах. Церковь Св. Димитрия: Рядом с Шагура святыней в монастыре Божьей матери, она была превращена в специальный музей коллекции монастыря. Церковь Св. Тардус (Thadrus): Русский архиепископ Успенский сказал, что молился здесь в 1843 году. Церковь Св. Варвары. Храм Св. Андрея. Храм пророка Моисея.
Храм Св. Симеона. Храм Преображения Господня. Церковь Св. Иосифа. Храм Преподобного Сергия св. Вакха. Монастырь Моисея Абиссинского.


Сегодня времена в монастыре непростые — 29 января 2012 года обитель была обстреляна боевиками, снаряд пробил дыру в северной стене. Никто в монастыре, правда, не пострадал. Монахини считают это очередным чудом, покровительством Богородицы.

«Ино побредем дале…»

Увы, но времени остаться дольше в монастыре нет, и, напившись воды, выбираемся наружу, и спускаемся вниз, по дороге, огибающей холм, со стоящим на нем монастырем. Там, вдоль хребта Каламун, проходит дорога в Маалюлю, другое известнейщее христианское селение в окрестностях. Увы, евро-тётушки отказали в возможности оказаться в их тесных рядах, ради того, чтобы доехать до Маалюли на их автобусе.

Впрочем, не очень то и хотелось, но, оказывается, что и желаемого рейсового автобуса из Саеднайи в Маалюлю нет и не будет. Местные жители рекомендуют взять такси, однако мы уже в курсе сирийского гостеприимства, и решаем двинуться автостопом. Планы реализуются лучше некуда — добираемся туда примерно за час, успев за это время сменить 3 машины, обсудить по-арабски с водителями политическую ситуацию в мире, закупить в поселковом магазинчике партию кофе с кардамоном, перекусить местным сыром с лепешечным хлебом, и прогуляться по безлюдному асфальтовому шоссе, насмотревшись притом такой Сирии, которую не покажут ни в одном организованном путешествии.

Наконец, очередной водитель, заряженный на благое дело моим корявым арабским «Каниса… мар Такла… ана съяха мен Русия» высаживает нас у здоровенных каменных ворот на въезде в Маалюлю. Пожалуй, место это наиболее известно среди туристов тем, что тут, в Маалюле, все еще говорят на том диалекте арамейского языка, на котором будто бы говорил Христос. Имеется и целый институт языка, а в монастырях можно, говорят, попросить прочесть «Отче наш» на арамейском так, как молитва звучала во времена библейские…

Селение Маалюля зажато в ущелье между нескольких горных вершин, дома внутри его заполняют все свободное пространство, расползаются по склонам наружу… Повсюду, на улицах, на склонах, на вершинах скал — христианские символы: кресты, надписи, скульптуры святых… Несчетное количество церквей, с крестами, раскинувшими лучи на все стороны света, подсвеченнными изнутри ярко-синим светом: особо впечатляюще они выглядят в сумерках…

Открытые лица местных жителей: женщины тут одеваются скромно и с достоинством, но не кутаются в черные паранджи, которые нет-нет, да встретишь на улицах Дамаска и других городов. Черный цвет в одежде здесь отдан преимущественно монахиням монастырей и духовенству… Девушки в Маалюле также одеты демократично, встречаются среди них и любительницы джинсов, хотя чрезмерная открытость тела не приветствуется и среди них… и совершенно особое впечатление оставляют абсолютно очаровательные дети, доверчивые и любопытные, но совсем не атакующие требованием денег или сувениров…

На вершине центральной скалы стоит Мар Саркис — монастырь св. Сергия (IV в.) или, по другому, монастырь Сергия и Вакха — двух римских воинов, пострадавших за веру на стыке III и IV веков. Через тысячу лет во имя древнего мученика Cергия будет назван другой христианский святитель — Сергий Радонежский…

Как утверждают, в этом монастыре находятся два древнейших на Земле христанских алтаря — Св. Сергия и Девы Марии, и построен он был на месте языческого храма, следовательно, сегодня Мар Саркис — один из древнейших в мире действующих монастырей, ему около 2 тысяч лет…

Дорога от входных ворот в Маалюлю проходит через все селение и в конце концов упирается в здание монастыря святой Феклы. Лестница, ведущая внутрь церкви проходит мимо доски с надписью на трех языках: арабском, английском и русском, призывающих к молчанию, соблюдению приличий и запрету на курение.

Направо от нее лестница уходит круто вверх, к гроту в скале, в котором сегодня расположена часовня Святой Феклы или «Умм аль Бзайзат». Название обозначает на потолок, который сочится каплями воды, напоминающими молоко, просачивающееся из женской груди — «бзайзат». Здесь — место, где сотни лет назад жила св. Фекла, и источник, почитаемый святым, зовется теперь «Источником святой Феклы». Воду из него паломники увозят с собой, набрать ее может каждый совершенно бесплатно. Пещерное обиталище, кстати, типично для этих мест: в окрестных скалах навалом больших и малых пещер, на самой разной высоте. В этих скальных гротах скрывались первые местные христиане, просто поднимались вверх и поднимали за собой лестницы, тем самым спасаясь от преследователей.

Слева от монастыря начинается знаменитая расщелина Феклы.

В «Житии св. Феклы» о ней рассказывается вот что:

«Врачи и волшебники в Селевкии видели, что всякий заболевший каким-либо недугом идет не к ним, а прямо к Фекле, так что хитрым уловкам их пришел конец. Лишившись своих выгод, они обеднели; поэтому они очень опечалились и стали негодовать на добрую целительницу Феклу, которая безвозмездно исцеляла всех приходивших к ней. Движимые завистью и гневом, они замыслили научить неких порочных юношей, чтобы они насильно ее обесчестили; ненавистники так говорили между собою: «Чиста девица Фекла, и поэтому угодна великой богине Артемиде; богиня слушает прошения ее и подает ей силу к врачеванию недужных. А если она будет осквернена, то отступится от нее Артемида, отнимется у нее целебная сила, и тогда опять врачебное искусство наше возвысится».

Раздумывая так, они постарались отыскать бесстыдных юношей для такого гнусного дела и, напоивши вином, упросили их идти и обесчестить Феклу. При этом дали им много денег и обещали дать еще более, если они исполнять их просьбу. Безумные и неверующие они не знали, что Фекла не Артемидиной силой, но благодатью Христовой исцеляет всякий недуг и всякую болезнь!
Развратные юноши, упившись вином, послушались врачей и чародеев; они поспешно направились к Фекле, разжигаемые похотью и полные скверных мыслей и злого намерения. Увидев их, Фекла спросила: «Чада! Что вам нужно?»

Они стали говорить ей в ответ срамные слова. Услышав это и уразумевши их злое намерение, святая Фекла убежала от них; та, которая никогда не страшилась диких зверей, обратилась в бегство от бесстыдных людей. Они погнались за Феклой и преследовали ее, как волки овцу; когда они уже настигали ее, она помолилась Богу, чтобы Он избавил ее от рук беззаконников. Тотчас бывшая на том месте каменная гора Божиим повелением расступилась, приняла святую в свои недра и защитила девство ее. Эта гора сделалась гробом честного тела ее: там она предала душу свою в руки Божии. Всех лет жизни ее было девяносто. Ныне она в нескончаемой жизни прославляет Жизнодавца Христа Бога, со Отцом и Святым Духом славимого, ныне и присно и во веки веков. Аминь.»

Тут есть некоторое разночтение, поскольку мощи св. Феклы находятся в монастыре, а вариант легенды рассказывает, что уставшая и обессилевшая Фекла, спасаясь от преследователей, взмолилась Богу, и по ее молитвам скала перед ней расступилась, пропустив святую в расщелину… Тем самым Фекла спаслась, а расщелина и по сей день весьма и весьма впечатляет всякого, входящего в нее…

По расщелине туда и обратно — и оказывается, что уже начинается вечер, и пора возвращаться назад, в Дамаск. Впрочем, желающие могут остаться на постой в монастыре св. Феклы… или св. Таклы — к исходу дня некоторые страницы христианской истории начинают представать совсем в ином свете… оставшихся ждет отдых в отдельной келии, ранний подъем на утреннюю службу, завтрак в арабском стиле, но, вместе с тем, и возможность попробовать приготавливаемого здесь маалюльского вина…

Несколькими сотнями метров ниже монастыря, на площади нас будто бы ждет маршрутка до Дамаска. Пятьдесят фунтов, и вот мы уже выезжаем на транссирийское шоссе, направо в сирийскую столицу, налево — на север, в город Хомс, в котором, по преданию, в Церкви Каниса Умм Зуннар (Пояса Пресвятой Богородицы, I век н.э.) — одной из старейших церквей мира — хранится еще одна  христианская святыня — Пояс Богородицы.
Путешествие продолжается…


Подписывайтесь на наш канал в Telegram и читайте новости из мира самостоятельных путешественников, бекпекеров, автостопщиков.

Проверьте также

Консульство Китая в Улан-Баторе снова выдает визы нерезидентам

Китайское консульство в Улан-Баторе снова начало выдавать визы иностранцам, временно пребывающим в Монголии. Это хорошая …

Катар вводит для России визы на границе

Катар планирует установить для граждан России новые правила получения виз: они смогут получать визы прямо …

E-виза Мьянмы теперь и для наземных переходов

Правительство Мьянмы объявило о распространении действия электронных виз на туристов, въезжающих в страну по земле …

Яндекс.Метрика